15:27 

history of great companion

Lucie Burton
Нам всегда особенно хорошо удавались зимы. Ничего не получалось у нас так великолепно, как зимы. Лето тоже было неплохим, но с весной мы всегда были в плохих отношения, все самое неудачное всегда происходило весной.
Странно, что запоминается именно так - зимами, веснами. Удивительно, что оттепель в наших, ох не простых, отношениях ассоциируется у меня именно с зимой. Будто холод и мороз наоборот заставлял нас становится теплее друг к другу. Самой прекрасной была зима двухгодичной давности. "Абинякинские сезона" - вот как я окрестила их в своей голове. Это было удивительное время, полное снега, бессмысленного смеха, вечерних посиделок в "Токио" со свечкой на столе. Тогда мы с головой окунулись в искусство, нас занимало все. Валери курила, хотя я была против. Но было в этом что-то правильное на тот момент, будто сквозь табачный дым мир приобретал другое значение. Будто дымный кокон окутывал нас и прятал от всего другого мира. В квартире Валери был ремонт, пыль и мешки с мусором. Все было очень бестолково, но в то же время имело свой особый смысл. Тогда казалось, что все всегда будет так, что так правильно. Я даже не знаю о чем мы говорили, о какай-то ерунде, о пустяках, которые всегда так высоко мной ценились.
И та самая наша великая ссора, длинной в целых пять минут. "Это место преступления, мы не можем хихикать" - подумалось мне. Ничто тогда не имело значения, кроме того, что у нас было, и того, что нас ждет. Ох, как много нас должно было ждать, как многого мы хотели от этой жизни. Маенькая квартирка в Лондоне, обязательно с кофе-машиной, большим количеством подушек и окном во всю стену, чтобы каждый вечер смотреть на мигающие огоньки. Но стоило открыть глаза, и мы видели лишь заснеженные улицы. Валери принципиально не носила перчаток, даже когда я подарила ей их. И шапки. Шапки тоже были под запретом. Однако теплый шарф, даже вроде темно-синий, черная куртка и черные сапоги, которые мне всегда казались ковбойскими. Вот как я помню это. Зимы были окутаны особым очарованием, будто снег все менял. Снег и правда все менял.
Осень и весна всегда были очень меланхоличными и проходили под знаком депрессии. Их всегда хотелось поскорее пережить. Бестолковое время.
Лето имело свои прелести, хотя жару мы обе ненавидим. Летом Валери увозили в деревню, и мы часами болтали по телефону. Иногда по часу, иногда по два. До сих пор не могу понять, что же мы обсуждали, о чем так долго говорили. Опять же о всяких мелочах и пустяках, о каких-то бытовых вещах. Эти разговоры тоже имели свой особый смысл для меня. Для меня это значило, что человек именно с тобой хочет проболтать кучу времени, находясь вдали от цивилизации. Я вообще всегда замечаю и запоминаю всякие мелочи, это меня всегда и губит.
"-Ты единственная, от кого я не устаю." Единственный комплимент, который я когда-либо слышала в свой адрес и до сих пор помню. И он тоже был озвучен зимой.

URL
   

Does this darkness have a name? is it your name?

главная