• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:28 

Пишет Гость:
08.03.2011 в 19:55


Исполнение №1, часть 2/2

читать дальше

URL комментария

15:28 

Пишет Гость:
08.03.2011 в 19:55


Исполнение №1, часть 1/2

читать дальше

URL комментария

17:55 

29.11.2010 в 20:04
Пишет Lucie Burton:

Название: How many have died in your name?
Автор: Lucie Burton
Бета: word, но с патологической невнимательностью автора даже он не справляется
Пейринг: Джон/Шерлок
Рейтинг: Pg-13
Дисклеймер: эх, сами мы неместные. все права BBC и конечно же Конану Дойлю, с большим уважением
Саммари: Когда-то Шерлок сказал, что он не герой. Быть может пришло время выбирать?

рискнем?

URL записи

18:18 

Мандарины!
Организм срочно нуждается в мандаринах! ~

18:14 

Когда выходишь из спального района в центр, или куда-то в эту область, тебя буквально сбивает с ног эта атмосфера. Нет приглушенного света фонарей, которые работают через один, нет людей, неспешно прогуливающихся с собаками или детьми. Только огромные вывески с подсветкой и вереница машин, фонари которых больше похожи на путеводители в темной мгле вечера. А сейчас, просто убивает гирлянды в витринах, маленькие елочки, которые стоят возмутительно рано. Но даже если ты идешь по улице хмурый, погруженный в свои мысли, елочки и цветные огоньки повышают твое настроение до такого невообразимого градуса, что ты даже забваешь о чем думал раньше.
Вот такой вот психологический ход. ~

@настроение: замечательное как ни странно

19:12 

Название: Над Лондоном почти никогда не светит солнце..
Автор: Lucie Burton
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Шерлок\Джон
Саммари: самый банальнейший сюжет.

Над Лондоном почти никогда не светит солнце, лишь иногда оно показывает свои робкие лучи, согревает своим теплом улицы, перекрашивает здания из серого цвета в более приятные и теплые оттенки. Даже лица людей, иногда просто посеревшие от усталости и своих маленьких несчастий вдруг будто начинают жить, а в их глазах начинают плясать огоньки. И город будто снова оживает, по улицам едут машины, по мостовым ходят люди.
Но на Бейкер-стрит не светит солнце. Там нет счастливых людей, улыбок и смеха. Там нет ничего, абсолютно ничего. Там лишь тишина, можно даже сказать гробовая, она пугает и заставляет мурашки устраивать дикие пляски по коже. Никто не бегает, не суетится, не пьет чай на кухне, не просматривает новости, никто даже не палит в стену от скуки, никто не взывает к Богу с просьбой о помощи. Даже птиц здесь не было слышно, и лишь холодный, пробирающий до самых костей ветер заставлял кутаться в шарфы и куртки.
Но на Бейкер стрит 221В теперь не живут люди, за исключением горемычной миссис Хадсон. Хотя там был еще кое-кто, но это скорее тень человека, тень вообще какой либо жизни. Бледное и немощное существо в самом углу когда-то светлой гостиной сидит и никуда не смотрит. Этот человек, он будто застрял где-то, в какой-то прострации, вакууме. Где-то между сном и явью, где-то в своей реальности. Шерлок Холмс не шевелил руками, не двигал ногами и, казалось, будто он и не дышал. Но нет, дыхание услышать можно, но это больше похоже на хрип, но он звучит не изнутри, он будто рвется из самой души, оттуда, где уже почти ничего нет.

***
- Я выжгу твое сердце!

Что он мог сделать, когда у них один шанс на миллион. Выстрелить или отпустить его чтобы он сбежал, а дело было проиграно. Чтобы погибло еще море неповинных ни в чем людей? Нет, этого мистер Холмс допустить не мог. Рука вытянута, напряжение до предела, мысли сбивчивые, но он все решил. Сейчас, сейчас он выстрелит в эту чертову взрывчатку и, наконец, закончит эту игру, которая сначала воодушевила его, а потом чуть не лишила всего. Но он то знает, что не допустил бы, никогда не допустил бы смерти Джона, просто не простил бы этого.
И вот пальцы уже почти спустили курок, последнее усилие, и они будут свободны, заживут своей обычной жизнью в захламленной квартире на старой доброй Бейкер-стрит, будут пить свой чай и лениво обсуждать последнюю сводку новостей.
Палец, так медленно и нерешительно, опускается на курок, и вместе с вылетевшей пулей вылетают и все мысли из головы Шерлока.
Его оглушило, ужасный треск шум, пыль и ,наконец, боль, которая сбивает с толку и погружает в темноту, отключая великолепное сознание великого Шерлока Холмса. Но он тоже человек, не совершенный, не идеальный и абсолютно точно смертный, как все. И в этой темноте так страшно, так одиноко, будто его заперли в одиночной камере, без права свидания или хотя бы звонка. Будто он снова в своем детстве, одинокий, никому не нужный Шерлок, со своими детскими страхами и обидами.
«-Да вы посмотрите на него, он странный!»
«-Чудик!»
«-Иди отсюда, урод!»
И вдруг эта пугающая темнота становится черной водой, Шерлок захлебывается ею, пытается кричать, но никто его не слышит, ведь здесь никого нет. ,Крик эхом отражается от черных стен и летит обратно к Холмсу, обволакивая его и подчиняя себе.
Рациональная часть мозга не работает, никакой дедукции, никакого мышления, лишь крики о спасении в голосе.

***

Больницу узнать совсем не сложно, там пахнет болью и отчаянием, будто стены там не из кирпича, а из быстро впитывающей губки. Потолки белого цвета, стены в тон. И с чего люди взяли, что бежевый успокаивает, нет, он раздражает и хочется ногтями сдирать эту местами облупившуюся краску, толькобы не видеть этот грязно-молочный оттенок стен.
Сейчас он повернет голову и увидит рядом со своей кроватью Джона, старого доброго Джона, с проседью в волосах и такой теплой улыбкой. Только поворачивать голову так страшно, вдруг там никого нет, лишь эти грёбаные стены с сетью трещинок.
А когда дверь со скрипом открывается –деваться больше некуда. Холмс видит врача, хочет сказать ему, спросить у него самое важное, но опять тот же самый нелепый страх сковывает все тело, отключает все мускулы. Но вот огромное усилие над собой, ведь он просто обязан знать.
- Доктор, Джон Ватсон.. где он? – вместо связных слов из горла вырывается лишь яростный хрип.
- Он вас скоро навестит, -выпаливает доктор, пряча свои глаза.
Но Шерлок Холмс никогда не был дураком, он не знал полутонов, он видел все насквозь. И даже с серьезной черепно-мозговой травмой он продолжает видеть все также четко.

Осознание, будто удар под дых, прошибает внезапно, выбивая последний воздух из легких. Он все понял, он все уже знает.
- П..п..погиб, -шепчет Шерлок, не понимая своих собственных слов. Все это похоже на огромный, полнометражный сюрреалистический фильм с ним в главной роли. Только он не может закончиться вот так просто, почти не успев начаться.
Но с самого детства Шерлок не строил никаких иллюзий, он не умел мечтать, фантазировать, он знал лишь суровую реальность, от которой прятался в закутках своего идеального мышления. Только от такого не спрячешься, нигде и никогда.
- Мы пытались его спасти, но он был ближе всех к взрывчатке и шансов почти не было, - быстро проговорил доктор, будто оправдываясь.
И Холмс наверное бы закричал, но он не может, дыхание нет и сил тоже. Лишь одинокие слезинки скатываются по его мраморным щекам, оставляя там мокрые борозды. Перед глазами все расплывается, горло жжет, и рыдания рвутся наружу, но Шерлок стискивает зубы и впивается своими пальцами в больничную простынь, и вместо крика из него рвется лишь какой-то скулеж. Да, мистер Холмс именно скулит, воет, как раненный зверь. И это было страшнее хотя бы тем, что Шерлок никогда даже слезинки не проронил, он давно стер все свои чувства с жесткого диска. Он давно никого к себе не подпускал, он был слишком умный и слишком много понимал. И знал чем все закончится, хотя сейчас все и вправду уже закончилось.
Потому что Джон Ватсон погиб, погиб по вине Шерлока Холмса, всезнающего, но как оказалось абсолютно беспомощного и убитого собственным горем.

***

На Бейкер-стрит не светит солнце. Его не видно, потому что там, в глубине квартиры тихо умирает Шерлок Холмс. Он никуда не смотрит, ничего не делает, не шевелиться. Он не живет. А есть ли смысл?
Джон Ватсон так внезапно ворвался в его жизнь, потряс её, перевернул. Шерлок впервые почувствовал, что нужен кому-то, что он не просто машина для раскрытий убийств, не псих, которого никто не понимает. Холмс даже сам не понимал, как ему надоело постоянное одиночество. Не понимал, пока не появился Джон.
Ох, Джон.
Они понимали друг друга без слов, хватало одного взгляда, чтобы все вдруг стало ясно.
«Я без тебя не справлюсь.»
«Я знаю.»
А эта мягкая улыбка. Такая домашняя и уютная, будто они сидят не в засаде, а дома, на Бейкер-стрит, пьют чай и лениво разговаривают о всяких глупостях. Шерлок бы все отдал лишь бы еще, хоть раз, посмотреть в эти глаза цвета горького шоколада. Но в памяти как назло застряло лишь уставший и такой обреченный взгляд Джона. В нем не было страха, лишь какое-то отчаяние и злость за свою беспомощность, когда из под его куртки торчали провода, прямо как ядовитые змеи, готовые вот-вот выпустить свой смертельный яд. И они выпустили его, выпустили по вине великого Шерлока Холмса, который всегда-всегда выигрывал.
«Не уберег, не спас..не уберег…не уберег.»

Шерлок не доводил себя до обезвоживания, не морил себя голодом. Он не глотал таблетки, не стрелял себе в висок. Он не делал ничего этого. Он просто тихо и спокойно смотрел куда-то внутрь себя, будто бы искал ответ на какой-то неведомый вопрос. Да только внутри у него было пусто, глухая стены, без лазеек или форточек. Сплошная гранитная плита, на которой красивым шрифтом было написано всего лишь одно имя..
«Джон Ватсон»


19:18 

есть неописуемое жедание проследить свои мысли. но они как всегда сбивчивые.
будем выливать их во что-то более продуктивное.

и вот сейчас, я запаслась очередной порцией фанфиков по Шерлоку, а значит можно со спокойной душой идти спать
но неееет!
злобная физика, в сочетании с химией не дает мне покоя
сдохни гребаная контрольная!!

и напоследок:
"- Андерсон, отвернись, ты понимаешь IQ всей улице! (с)"
ахах

Does this darkness have a name? is it your name?

главная